Жизнь посвятила музыке

Очерк о заслуженном работнике культуры РСФСР Фирдаус Гайнетдиновне Маленьких её внучки.

Человеческая душа звучит подобно музыкальным инструментам: кто-то окутан благозвучием скрипки, кто-то идёт по жизни твёрдым шагом под гулкий контрабас. А есть люди-симфонии, люди-оркестры, сотканные из миллионов светлых музыкальных переливов, задающие мотив и наполняющие замолкнувшие сердца новым смыслом.
Такой была Фира Геннадьевна. Моя бабушка, пример Человека с большой буквы. 
Женщина, безупречная душой, наполненная необъятной любовью к жизни, стойко принимавшая ее удары и благодарная за каждый отпущенный миг под небесным сводом. 
Она была всецело отдана своей семье и  горячо любимой работе. Талантливый руководитель, вдохнувшая музыкальный дух в школу искусств, бабушка расцветала, переступая порог своего детища. 
Будучи ученицей, я весело стучала в дверь ее кабинета, когда по какой-то причине мой преподаватель по фортепиано не могла провести урок, и ее заменяла бабушка. Во время занятия рядом со мной с неподдельной скользящей во взгляде строгостью сидела Фира Геннадьевна, ровная, как струнка, считала такт и иногда легонько прихлопывала деревянной линейкой по моим непослушным пальцам. Никаких послаблений не было, в стенах школы все дети были равны.
Не забыть, как мы готовились к выступлениям, как подло дрожали коленки и пересыхало во рту перед раскрытием кулис. И вот отыграны все произведения, спеты песни, можно перевести дух и радостно плюхнуться в зале как обычный зритель...
Я помню разрастающуюся гордость до ломоты в грудной клетке, когда она уверенно проходила на сцену, статная, гордая, роскошная, таинственно-недосягаемая. Помню, как в концертном зале стихали разговоры и воздух наполняло восхищение, которое невозможно было скрыть. Каждой клеткой тела помню тот сильный звонкий голос, разлившийся далеко за пределы области и нашедший угол в тысячах людских сердец.
Есть чувства, горечь которых невозможно передать известными людям словами ни на бумаге, ни в живой беседе. Порой воспоминания настолько выворачивают наизнанку измученное нутро, что хочется их сохранить как можно глубже и оберегать как хрупкую святыню.
Моя любовь к бабушке будет тянуться нотным станом сквозь каждое прожитое мгновение, неиссякаемая, негаснущая, собирающая осколки былой мелодии воедино.
Глубокие раны потерь рубцуются чередой событий и вязкой жизненной рутиной, но будут приглушенно болеть до последней секунды. И время не способно излечить боль от утраты близкого человека.
Но я верю, что именно мы дарим вторую жизнь ушедшим не только добрым словом,но и просто светлой мыслью о них.
Так пусть память о безвременно покинувшей нас Женщине-симфонии, Женщине-легенде, бережно передаётся из поколения в поколение и служит примером для духовного роста, стремления и веры в лучшее.

Вероника Карполенко.

Комментарии

Все новости рубрики Люди